Синее небо, желтое солнце.

Когда я была маленькая (совсем), больше всего на свете я ненавидела произведения студии «Куйбышевтелефильм».
Меня бесили одни и те же куклы, появляющиеся в совершенно разных сказках. Голос старичка Скрипа, и его никому не нужная (как и он сам) песенка, в которой некоторые слова зачем-то (для дебилов?) повторяются два раза. Грубо прилаженные челюсти и нижние веки на полглаза, появляющиеся без фаз в тот момент, когда герой, якобы, улыбается. Нижние веки бесили особенно, вот просто отдельным пунктом! Я думаю, что именно эти мультфильмы показывали Гришковцу, в результате чего он возненавидел всех кукол за издевательство над «живыми детьми».
И тем не менее, один мультфильм этой студии торкнул меня не на шутку. Хотя там было все перечисленное и плюс еще два взрослых мужика, разговаривающих детскими голосами. Но там было прекрасное: там был показан акт творения. «Семь дружных братьев»-карандашей из белого пустого пространства сотворили небо и землю. И все остальное на ней сотворили потом. Я офигела и кинулась закреплять полученный опыт. Это был мой первый в жизни полноценный цветной рисунок красками.
А ведь наверняка я до того видела какие-нибудь мультфильмы, в которых что-то рисуется прямо в кадре… Но тут было круче: они это рисовали — и оно сразу становилось настоящим, кукольным. Видимо, в этом и есть главное достоинство третьего измерения… оно же и недостаток.